Эксклюзив

Николай Мырза: Мы идем против ветра во время бури

Николай Мырза: Мы идем против ветра во время бури

09.05.2016, 02:33
Сегодня, 9 мая, свой день рождения празднует главный менеджер континентальной команды ISD-JORBI CONTINENTAL TEAM, заслуженный тренер Украины Николай Мырза. Опытному и высококвалифицированному специалисту исполнилось 59 лет! Вместе с именинником, накануне его дня рождения, мы решили вспомнить, как команда смогла выжить после вынужденного выезда из Донецка, как пережила начало непростого периода в ее биографии и какие могут быть у коллектива перспективы в нынешнем его положении.

- Николай Мирчанович, как вы пережили события в Донецке в 2014-м году?

- База, которая была у команды – ее с июля 2014 года практически не стало. А там команда жила, хранила велосипеды. После этого мы столкнулись с бытовыми проблемами, перемещением… Поэтому ничего хорошего для команды это не принесло. Нам дали пять часов для того, чтобы мы выселились. Нам удалось все вывезти, но с некоторыми потерями. На тот момент меня не было в Донецке. Я был на выезде, но нам удалось решить эти вопросы. Главным на тот момент было то, что все созданное нами десятилетиями, необходимо было сберечь и решить, куда вывозить за пять часов.

- С какими трудностями после этого столкнулись? Как их решали?

- Прежде всего, надо было завершить календарь выступлений, поскольку это была середина сезона. Нам надо было приезжать на те соревнования, в которых мы ранее подтвердили свое участие. И я считаю, что мы достойно справились с этим. У нас были международные соревнования. Мы с ними ранее заключили контракты, и все условия выполнили благодаря поддержке Международного спортклуба «ИСД», в который входит наша команда. Но проблема была в том, что мы были ограничены в передвижении, нам сложно было ездить в Донецк, где была наша база.

- Когда Вы поняли, что уже будет все не так как прежде?

- В мае 2014 года мы выехали на соревнования на трек в Москву и двигались по трассе Донецк – Новоазовск, тогда как раз были выборы самопровозглашенных республик и тогда на блок-постах нас останавливали. И когда я находился за рулем нашего микроавтобуса, подошел человек, начал проверять документы. Я повернул голову влево и увидел дуло крупнокалиберного пулемета, который был направлен на меня, я тогда уже понял, что все это, конечно, интересно, но если что-то где-то скрипнет или бухнет, то человек в военной форме может нажать курок. В этом случае от нашего микроавтобуса ничего не останется. Что еще было? В середине мая мы возвращались с международных соревнований, и я решил проехать в Донецк через Славянск, через Харьковскую таможню и там меня спрашивали: «Не боишься ли ты ехать?». Я сказал, что есть желание проехать и посмотреть, самому убедиться что происходит. Пока я доехал до Донецка через Славянск было порядка 20 блок-постов. Примерно на десяти блок-постах я так и не понял, кто меня останавливал, какая из сторон. Но все брали документы и смотрели их. А перед этим был февраль, мы были в Крыму, и там тоже все это было. За 2014-й год мы наездились по этим блок-постам прилично. Но бог миловал, серьезных неприятностей не возникло.

- Насколько тяжело было в июле 2014 года сохранить команду?

- К тому времени наша команда существовала уже 9 лет. Был костяк, уже были свои наработки, но самым страшным событием для команды стала не та беспокойная обстановка на Донбассе. Нас постигла страшная утрата - ушла из жизни Елена Герус – хороший человек и высококвалифицированный специалист. В команде она работала помощником менеджера. Эта трагедия отодвинула все другие события на задний план. То, что происходило с командой, все это выселение нельзя сравнивать с тем, что мы потеряли Елену Герус. Это был страшный удар для команды. Ушел хороший человек и большой профессионал.

- Наверняка тогда создалось впечатление, что кто-то решил испытать Вас и команду такими страшными потрясениями. Где брали силы и средства, чтобы не разрушить то, что создавалось годами?

- Прежде всего, было желание у коллектива, у тренеров и спортсменов, чтобы команда существовала несмотря ни на что. Хоть и говорят, что спорт вне политики, но ситуация доказала обратное – политические события на Востоке Украины отразились на нас. Многие в тот момент не верили, что наша команда продолжит существование, но мы не только продолжили выступать в 2014-м году, но и зарегистрировались на сезон 2015-го года. Как-то мы приехали на соревнования и один из руководителей национальной Федерации сказал: «А я и не думал Вас тут увидеть. Вы оказывается еще и неплохо выглядите». Это был для нас комплимент. Было тяжело в этой нестандартной ситуации. И так получилось, что команда лучше выступила уже в 2015 году, нежели в 2014-м. Это была наша маленькая победа, несмотря на то, что ранее команду покинули более опытные спортсмены. Когда мы омолодили команду, то она выступала более стабильнее. В 2014-м году не все спортсмены сосредоточились, хотя подготовка была у них очень хорошей. Команда должна была выступить лучше. Но для нас было важным, что в то время мы не сорвали ни одного выступления команды и те контракты, которые мы заранее заключили с организаторами соревнования, мы их выдержали и ни одного организатора как участники мы не подвели. В 2014-м году были весьма дальние гонки с длительными перелетами. К примеру, в Гваделупе. У нас был достаточно неплохой календарь. Естественно их-за плохих выступлений, мы снизили свое место в рейтинге, но все равно я понял тогда, что мы удержимся на плаву.

- Остается ли сейчас у команды ISD-JORBI прямая связь с Донецком? Где живут и тренируются спортсмены сейчас?

- Спортсмены живут согласно прописке, кто-то в Донецке, кто-то нет. К сожалению, там базы уже нет. В тех условиях для достижения высоких результатов тренироваться сложно. У нас было основное место тренировок в Крыму. Во время межсезонья многие перемещались на Западную Украину, во Львов. У нас тоже есть там такие хорошие люди, предоставившие нам место, где мы базируемся. Зимой и весной мы тренировались поближе к югу. А во второй половине сезона мы переместились ближе к границе, и теперь чаще будем находиться там.

- Вы потеряли базу в Донецке? Осталась ли у Вас так хоть какая-то связь с городом?

- Да, некоторые наши ребята по-прежнему живут в Донецке и перемещаются оттуда. Так получалось, что в 2015 году там были довольно-таки жесткие события, поэтому мы старались, чтобы команда как можно меньше выезжала в Донецк. Находились всю зиму на подготовке. Эти сборы нам дались непросто. И потом начался календарь, в котором мы участвовали и в основном ребята находились на сборах, а потом на соревнованиях. Мало были в Донецке. Специально приезжать в Донецк и выступать, было проблематичным.

- Какие дальнейшие планы и перспективы развития команды? Возможно, ли вернуться в Донецк в ближайшее время?

- Это, наверное, зависит от Минских договоренностей, если договорятся и прекратят военные действия в Донецке и жизнь наладится, то конечно команда возвратится в Донецк. И я думаю, что все хотят, чтобы это произошло, а вообще эта ситуация нестандартная. Я и сам удивляюсь, что на протяжении двух лет военного конфликта на Донбассе команда наша работает, существует, регистрируется и выступает. Пока держимся.

- А что по поводу перспектив развития? Или об этом пока рано говорить?

- Они появятся тогда, когда, во-первых, прекратятся боевые действия. Во-вторых, у нашего спонсора должна появиться стабильность. Вокруг разрушенной инфраструктуры команды, которая была в Донецком высшем училище олимпийского резерва физической культуры и спорта им.С.Бубки были связаны многие факторы. Команда подпитывалась своими же спортсменами, мы их воспитывали и растили. Сегодня этого нет, по этой причине команда не становится сильнее, команда сокращена до минимума, это тоже не очень хорошо. Были периоды, когда у нас был полный состав от 12 до 16 человек. У нас была молодая вторая команда - региональная, мы ее также возили на международные соревнования. Вместе с ней у нас было 20 спортсменов. Рядом с нами с дозированными нагрузками готовились группы юниоров. У нас работала структура, которая работала и подпитывала команду. Сегодня все это естественно разрушено. Поэтому когда война прекратится, то я думаю тогда все и наладится.

- По поводу тренировок спортсменов. Где они тренировались?

- У нас так сложилось, что мы в сборную команду отправляли, как это ни странно в виде наказания. Мы считали, что своих спортсменов надо готовить по нашей системе подготовки, которая дает лучший результат, и это не раз было доказано. И те спортсмены, которые не справлялись, и которые не соответствовали нашим требованиям, они готовились в лагере сборной Украины. Сегодня из-за финансирования нам необходимо, чтобы часть спортсменов проходила подготовку в национальной сборной. А насколько эффективно она проходит, мы контролировать не можем. Ранее мы старались этих людей не отдавать, вести тренировочный процесс самостоятельно. И я думаю, что это давало свой результат. Мы неоднократно встречались на Кубках мира по треку со сборной Украины и обыгрывали их. Хотя по сравнению с тем временем уровень сборной упал. Сейчас национальная команда едет командную гонку на треке за 4.15 – 4.17. Многие ведущие команды уже выехали за пределы четырех секунд.

- То есть вы не в восторге от того, что велогонщики были не под вашим наблюдением?

- Естественно. Ну, условия на данный момент у них лучше по сравнению с теми, которые имеет на сегодня наша команда. Также они освобождают определенный наш финансовый ресурс, поэтому мы вынуждены быть в таких обстоятельствах. Те, кто не вошел в сборную - Пахтусов, Щербаков, Селиверстов находились в лагере команды вместе с нашими тренерами.

- Какие спортивные цели у команды в краткосрочной и долгосрочной перспективе?

- Краткосрочная перспектива – это остаться на плаву и стараться выступать не хуже чем выступали до этого. А долгосрочная перспектива зависит от ситуации, сложившейся вокруг нас. Для того, чтобы команда полноценно выступала нужно: первое – мир, второе – финансирование, третье стабильность. Но, к сожалению, все этого мы лишены и команда существует только из-за того, что действительно была достаточно хорошо сформирована, а не просто собрана под определенный сезон. У нее было свое лицо, опыт и стиль работы, а также были перспективы. За счет этого команда и живет. Но с каждым годом становится все сложнее и сложнее. За все годы существования команды был заложен прочный фундамент, который позволяет сегодня нам еще как-то существовать. Нашу ситуацию можно сравнить с кораблем, который идет против ветра во время бури. Но этот корабль настолько крепкий, что этот фактор позволяет оставаться ему на плаву. За счет того, что он был крепок, он еще не потонул.

Что ж последние строки этого интервью дают хоть какой-то минимальный повод для оптимизма. Мы верим, что у велокоманды ISD-JORBI наступят лучшие времена, и мы будем видеть наших велогонщиков на подиумах международных гонок. А пока несмотря ни на что, мы поздравляем Николая Мирчановича с днем рождения. Желаем ему крепкого здоровья и веры в лучшее, мира и добра. Пусть для беспокойства у Вас и у Вашего коллектива будет как можно меньше причин. Желаем исполнения всех задумок, тепла и ощущения счастья от каждого прожитого дня. С днем рождения!

Дмитрий БУЛЫГА, Sportclub-ISD.com
Добавить комментарий